Комарів

Проект НовиниЛекція "Перші склороби України"
10 лютого 2017, 13:07
25 лютого 2017 о 14-й годині в Національному музеї історії України відбудеться лекція О.Петраускаса "Перші склороби України (Комарів – унікальна археологічна пам’ятка Європи римського часу)".

Археологія Дністра: пам’ятки палеоліту та римського часу
11 січня 2016, 20:00
15 січня 2016 р. о 14-00 у Археологічному музеї ІА НАНУ відкривається виставка «Археологія Дністра: пам’ятки палеоліту та римського часу (дослідження 2012-2015 рр.)».

Доповідь у Вільному університеті
26 травня 2015, 11:07
Презентація доповіді у Вільному університеті м. Берлін в рамках Міжнародного проекту з дослідження унікальної археологічної пам’ятки пізньоримського часу біля с. Комарів.


Пошук по сайту

 

Мызгин К.В.
(Харьков)

 

О находке двух боспорских статеров на поселении позднеримского времени Комарив (Черновицкая область) и их возможном культурно-историческом контексте

 

Поселение позднеримского времени Комарив (Комаров, Комарово) Кельменецкого района Черновицкой области было открыто в 1950 г. Днестрянской археологической экспедицией львовского отдела Института археологии АН УССР под руководством А.П. Черныша. В течении 1956-1957, 1962, 1965, 1969 гг. памятник исследовался М.Ю. Смишко, а в 1974 г. – Ю.Л. Щаповой [Петраускас, Козак, Милян, Осаульчук, 2013. В печати]. На поселении был изучен ряд комплексов производственного характера, в том числе связанных со стеклодетальным производством [Щапова, 1978]. В 2012 г. работы на памятнике продолжила Комаривская археологическая экспедиция под руководством О.В. Петраускаса[1]. Перед началом работ на памятнике были произведены геофизические исследования. Методика их проведения предусматривает выемку из пахотного слоя металлических предметов с их точной привязкой [Петраускас, Козак, Милян, Осаульчук, 2013. В печати]. Среди них отдельную категорию находок составили античные монеты: девять римских и две монеты Боспорского царства. Все находки были сделаны в разных частях поселения.

Находки римских монет на памятнике известны и ранее. В частности, из раскопок М.Ю. Смишко 1957 г. просходит три денария, относящиеся, по определению В.В. Кропоткина, к чеканке Антонина Пия (?), Марка Аврелия и Коммода [Кропоткин, 1961. С. 93. № 1327]. Римские монеты, обнаруженные в 2012 году, относятся к чеканке Августа (1 экз.), Адриана (1 экз.), Антонина Пия (5 экз.), Марка Аврелия (1 экз.) и  Константина I (1 экз.). Из них четыре монеты имеют отверстия для подвешивания [Діденко, Мизгін, 2013. У друці].  

Однако, если римские монеты довольно типичны для этого региона, то находка здесь двух монет Боспорского царства вызывает огромный интерес. Обе монеты являются билоновыми статерами, выпущенными в правление Рискупорида V (242/243 – 276/277 гг. н.э.) (см. Определение монет) (рис. 1: 1, 2). Монеты имеют плохую сохранность (оплавлены?), что значительно усложняет их точную идентификацию.

Важность находки боспорских монет в Комарове подчеркивается тем, что они имеют четкий археологический контекст. До этого наука располагала только одной подобной находкой боспорской монеты: так же статера Рискупорида V, происходящего из культурного слоя черняховского поселения Сердюки-1 в Полтавской обл. [Гейко, Ткаченко, 2006]. Теперь факт связи боспорских монет с черняховскими древностями не вызывает сомнений. Примечательно и то, что такая четкая связь прослеживается пока только на монетах Рискупорида V.

Изучение находок боспорских монет, обнаруженных за пределами Боспорского царства, информация о которых стала особенно активно аккумулироваться в последние годы, показывает, что основной их ареал приходится на территорию Днепровского Левобережья, хотя их единичные находки есть также в Беларуси, в Самарской, Рязанской области России и даже в Прибалтике и Польше [Myzgin, Beidin, 2012. P. 63-76; Сидорович, 2011; Bodzek, Madyda-Legutko, 1999. P. 144]. С Днепровским Правобережьем связаны только две малодостоверных находки боспорских монет – из Пищальников и Томашовки Черкасской области [Myzgin, Beidin, 2012. P. 68, 70 № 24, 32].

К концу 2012 г. на территории Восточноевропейского Барбарикума стало известно о не менее 61 находке боспорских монет [Myzgin, Beidin, 2012. P. 63-76]. Г.В. Бейдин и К.В. Мызгин выделили среди них три хронологических группы: 1 – конец I в. до н.э. – начало III в. н.э. (монеты Асандра, города Агриппии, Митридата III, Савромата I, Савромата II, Реметалка); 2 – вторая – третья четверть III в. (монеты Рискупорида III, Котиса III, Савромата III, Ининфимея, Рискупорида V, Фарсанза); 3 – последняя четверть III – первая треть IV вв. (монеты Савромата IV, Фофорса, Тейрана, Рискупорида VI) [Myzgin, Beidin, 2012. P. 60-61]. Среди этих монет большинство принадлежит монетам второй группы – 34 экземпляра [Myzgin, Beidin, 2012. P. 60]. Тот факт, что подавляющее их количество было обнаружено на поверхности черняховских (а более точнее – позднеримского времени) памятниках, позволил связать их происхождение с событиями Готских войн, а именно – их «морским» этапом (256-275 гг.), связанным, в том числе, с захватом варварами Боспора [Myzgin, Beidin, 2012. P. 61]. Появление монет первой (до Готских войн) и третьей (после Готских войн) групп было связано, по всей видимости, с торговлей местного населения с Боспором [Myzgin, Beidin, 2012. P. 61-63].

Таким образом, обе находки из Комарива относятся ко второй группе находок боспорских монет Восточноевропейского Барбарикума. Находки монет этой группы имеют наибольший территориальный охват: подавляющее их количество зафиксировано на территории днепро-донецкого междуречья, однако они известны и на территории Беларуси и Повольжья [Myzgin, Beidin, 2012. Map 3] (рис. 1: 3), а в последнее время так же и на территории южной и юго-восточной Польши [Бодзек, Мадыда-Легутко, 2013. В печати].

Помимо монет, значительной категорией античного импорта на памятнике являются находки фрагментов амфор. По определению С.В. Диденко, подавляющее количество амфорного материала датируется в пределах второй половины III – серединой IV вв. [Діденко, Мизгін, 2013. У друці], а, следовательно, полностью отрицать торговую природу комаривских статеров у нас нет оснований. Вместе с амфорами и другими предметами импорта, билоновые статеры, правда, скорее, в виде исключения, вполне могли попасть в результате торгового обмена. Тем не менее, более очевидной нам кажется именно их военная природа.

Дело в том, что период обращения статеров Рискупорида V был крайне ограниченным по времени, о чем можно судить исходя из анализа позднеантичных кладов боспорских монет [Фролова, 1997. С. 173-176]. Причина этого, по всей видимости, крылась в относительно высоком содержании в таких монетах благородных металлов, что значительно ускоряло их выпадение из обращения. Исходя из этого, нам кажется маловероятным, чтобы комаривские статеры прибыли в конце III или начале IV вв. Время же их обращения, то есть третья четверть III в., была крайне не спокойным временем на юге Восточной Европы, так что о регулярной, или какой-либо торговле между Средним Поднестровьем и Боспором в этот период вряд ли уместно говорить. Таким образом, боспорские статеры Рискупорида V вполне могли попасть на территорию Комаривского поселения в качестве военной добычи, принесенной, вероятнее всего, участником походов на Боспор. Правда, в этом случае, настораживает тот факт, что статеры из Комарива – единственные в своем роде находки боспорских монет периода Готских войн в ареале черняховской культуры западнее Днепра, тогда как, по идее, они должны были бы получить более широкое распространение в среде местных племен. Это заставляет нас рассматривать и другой, более прозаичный вариант попадания статеров к жителям Комарива, а именно – внутриплеменной обмен между населением Среднего Поднестровья и Днепровского Левобережья. К слову, именно таким образом объясняют попадание монет Рискупорида III и Ининфимея на территорию Польши Я. Бодзек и Р. Мадыда-Легутко [Бодзек, Мадыда-Легутко, 2013. В печати].

В любом случае, подтвердить или опровергнуть наши предположения могут только новые находки боспорских монет, обнаруженные в западном ареале черняховской культуры.

Определения монет[2]:

 1. Рискупорид V (242/243 – 276/277 гг. н.э.)  (Рис. 1: 1).

Статер, билон.

Л.с.: Надпись не сохранилась; бюст царя вправо.

О.с.: Бюст императора вправо; дата выпуска и дифферент не сохранились.

Вес: 5,44 г; диаметр: 19 мм.

Сохранность: очень плохая.

Тип: Точно не определен.

Примеч.: Возможно, по иконографическому сходству, изображения на монете можно прочитать следующим образом: Л.с.: Небольшая голова царя с валиком волос спадающих на плечи, небольшие буквы надписи. О.с.: Бюст императора на длинной шее с небольшой головой.  Монету можно отнести к типам, приведенной Н.А. Фроловой в табл. XLIII: 9, XLIV: 27 [Фролова, 1997. С. 45]. Все эти типы чеканились в 547 г. босп.э. (250/251 гг. н.э.).

 

2. Рискупорид V (242/243 – 276/277 гг. н.э.) (Рис. 1: 2).

Статер, билон.

Л.с.: [BACIΛEωC PHCKOY]OR[I]; бюст царя вправо.

О.с.: Бюст императора вправо, перед ним трезубец, внизу обозначение года НМФ.

Дата выпуска: 548 г. босп. э. (251/252 гг. н.э.).

Вес: 6,33 г; диаметр: 19 мм.

Сохранность: плохая.

Тип: Анохин 699; Фролова, 1997. С. 45. Табл. XLIV: 34-37.

 

Литература

 Анохин В.А. Монетное дело Боспора. К., 1986.

Бодзек Я., Мадыда-Легутко Р. Новая находка боспорской монеты в Польше // Древнее Причерноморье. Вып. Х. Одесса, 2013. В печати

Діденко С.В., Мизгін К.В. Знахідки античного імпорту на поселенні Комарів // АДУ 2012 р. К., 2013. У друці

Кропоткин В.В. Клады римских монет на территории СССР // САИ. Вып. Г4-4. М., 1961.

Петраускас О.В., Козак Д.Н., Милян Т.Р., Осаульчук О.М. Комарів – виробнича факторія варварської Європи пізньоримського часу: до питання розробки програми вивчення унікальної археологічної пам’ятки // Ostrogothica-Serie (Heft). № 2. Харьков, 2013. В печати.

Сидорович В. Находки монет античной Греции на территории Беларуси // Сборник тезисов сообщений XVІ-й Всероссийской нумизматической конференции. Санкт-Петербург, 2011. С. 25-26.

Фролова Н.А. Монетное дело Боспора (середина I в. до н.э. – середина IV в. н.э.). Т. 2. М., 1997.

Щапова Ю. Л. Мастерская по производству стекла у с. Комарово (III-IV вв.) // CA. № 3. 1978. С. 230-242.

Bodzek J., Madyda-Legutko R. The Ascalon coin found at Zarzecze, Przemyśl voivodship // Notae Numismaticae. Tom III/IV. Kraków, 1999. P. 141-151.

Myzgin K., Beidin G. Findings of bosporan coins on the territory оf Chernyakhov culture // Notae Numismaticae. Tom VII. Kraków, 2012. P. 45-79.

 

Список сокращений

АДУ – Археологічні дослідження в Україні

СА – Советская археология

САИ – Свод археологических источников

 

Иллюстрации

 Рис. 1. Боспорские статеры Рискупорида V с поселения Комарив (1, 2)  и карта распространения находок боспорских монет второй хронологической группы (периода Готских войн) на территории Восточной Европы (3): I – пункты находок монет; II – границы черняховской культуры. 

Рис.1

 


[1] Выражаю сердечную благодарность О.В. Петраускасу за возможность использования неопубликованных материалов исследований. Частично результаты работ Комаривской археологической экспедиции помещены на сайте научно-исследовательского проекта «Комарив. Производственная фактория варварской Европы позднеримского времени» www.komariv.in.ua.

[2] Выражаю благодарность Г.В. Бейдину за помощь в определении монет.





Створення сайту: веб-студія Сергія Камінського © 2012—2017 komariv.in.ua всі права захищені